• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:24 

Кровоколольчики

... вдыхая холодный, колючий воздух, выдыхая облака горючего дыма, устало прикрыв глаза... Проводя рукой по грязным перилам, не поднимая глаз в серое небо, поперая ногами снежную пыль, ты брёл своей дорогой. Между снов и ожиданий чуда, мимо твоих безмолвных отражений. Они улыбались тебе, хищно оскалив клыки. Они ненавидели тебя за одно твоё существование, но не могли даже коснуться рукой... Они были пораждением твоего больного мозга... Игрушка разума, в твоих руках пепел становлся живым, обретал очертания мысли... Осколки слёз под твоими ногами жалобно хрустели, придаваясь воспоминаниям жизни. Где ты потерял её? - вторило подсознание. Но ты уже не знал ответа... Леденящий кровь свет звёзд уже не манил тебя в далёкие сранствия, а призывал лишь к смерти... Марианетка в руках сдьбы... Создавая на чёрном снегу силуэты из белого пепла, выкладывая свою любовь голубиными перьями на подоконике, ты не заметил, как сам стал бездушной куклой...

03:14 


03:19 

Горько-приторная ненависть...


Когда я открою наконец свой рот,иы не услышишь меня ,так как я стану твоей тишиной...
Скажи, а ты можешь жалеть?
Ах да, ухмылка в ответ...
А душа твоя может болеть?
Ах да, у тебя её нет...(c)
Наверное это я.

03:26 


Вновь поднят занавес. Ну, что ж, пусть будет так.
Мы за свои ошибки платим сами.
Я надеваю шутовской колпак,
И вновь играет ветер с бубенцами.

Ну, что ж, бросайте камни - я готов
Их встретить с ослепительной улыбкой.
Ах, господа, неужто мир шутов
Вам кажется наигранным и зыбким?

Мадемуазель, я Вам смешон до слез?
А мне не нужно даже притворяться.
Меня Вы не воспримете всерьез.
Ну, что же, развлекайтесь - рад стараться.

Ведь я для Вас всего лишь жалкий шут.
Простите, что не принц из Вашей сказки.
И вновь пардон, но мне сдается, тут
Лишь я один таков, как есть - без маски.

03:30 

Всё вещественное более не существенно


04:06 


Когда у вас нет денег, хочется есть. Когда есть деньги, хочется женщину.
Когда есть и еда, и женщина, не хватает здоровья. Когда же есть и еда, и
женщина, и здоровье, возникает жуткий страх.

04:08 





Научите меня аристократично вести себя, прищуриваясь и ломая изгибы
пальцев о кожанные кресла и диваны, и возможно тогда я признаюсь вам в
любви, красивыми фразами и безумно очаровательными словами, а пока
извольте, но я хочу вас трахнуть прямо здесь, на полу (c)

04:13 


""Спокойной ночи", говорю я, но завтра ты снова со мной
Пусть тебе приснится что-нибудь приятное..."

04:59 

Хренова лесбиянка....


Да разбей ты мне уже бошку!Надоело все,блядь заебало выбирать!ХОЧУ ВСЕ И СРАЗУ!!!!!

07:20 

На цепи я безопасней...

С каждым днем ты становишься ещё на шаг ближе ко мне...Горькая,липкая,черная слизь сочиться у меня изо рта,отвратительно булькая...-Не подходи так близко!Не надо!Ьы слепишь меня своей чистотой!Своим светом слепишь!-Грязные,холодные пальцы вонзая себе в шею,ломая голос,хрипя и стоя на разбитых коленях я умоляю тебя-Не подходи ближе,я так боюсь тебя запачкать,мне так страшно навредить тебе!-Мой охрипший голос уже глушит меня,я вжимаюсь в битонную стену...в мыслях только одно-"Без тебя я убью своего внутреннего меня,но с тобой я могу задеть тебя...как отогнать тебя,удержав..."

08:24 

Не думай ни о чем,засыпай.

пусть тебе приснится

18:30 

ну что я могу сказать...

пиздец)))))))

04:51 

Иди ко мне...


17:47 

раздражаешь-повторил Лестат.


01:30 

Состояние изменённого сознания


Небо стало каким-то тяжелым,словно налилось свинцом.В нос
ударил гадкий запах рыбы,хорошо что,волосы не пропахли. усталость и ощущение,что кандалы всё ещё сковывали мои ноги...Идти, только куда?В голове как буд-то всё заволокло
липким чёрным дымом.Такая слабость сжимала всё
тело.Почему-то стало так больно и обидно.Куда идти?!Если бы только знать зачем....кто даст мне имя....Вдруг страх встал комом в горле и
глаза заслезились...Ноги совсем устали
идти... здания,серые,больные,холодные...От невозможности ощущений и красок,усталости и обиды,от
безысходности в конце-концов,закрыть глаза ...Не знаю сколько времени,не зная где.. хотелось в тепло,было
уже совсем темно,пахло сыростью и с неба покапала вода...С неба...значит
небо тоже может плакать,не только люди... заити под
козырёк здания перед дверью,что бы переждать дождь.Волосы немного
спутались... вглядываться, как свет фонаря гулял по прядям золотистым
оттенком.В дали залаяла собака,прохладный ветерок трепал мокрые спутавшиеся волосы и было
ощущение умиротворённости...Каменистая мокрая дорога,
жёлтый фонарь золотивший ветки яблони в темноте,и казалось что вот так
дышать легко,вот так буд-то не здесь и не в сейчас...

23:07 

Каленвал упал на ногу,трещина,гипс)пипец)


01:47 

я посажу себя на цепь...теперь беги...


22:56 

Маленькое предательство.

Странное чувство - чувство пустоты и состояние обезвоженности...
Я в самом деле сама виновата. Ну нельзя же вот так брать и обрушивать на человека, словно волной, свои чувства и состояния. Самое страшное, что я ничего не могу подклать с тем, что я есть. Скорее всего я боюсь с этм что - либо делать. Мне жаль, что я настолько труслива и слаба... Мне, всего лишь, хотелось быть для кого-то чем-то особенным, тёплым и недостижимо прекрасным...
Вышло наоборот,она стала этим особенным и прекрасным...
Мне казалось, какое-то время она испытывала ко мне те же чувства что и я к ней, но мы оказались слишком разными, и она всё чаще и чаще раздражена, пишет всё реже и реже... Или вообще не пишет... Я так скучаю... Я больше ничего не верну. Я ничего не исправлю. Я ничего не сделаю. Она не нуждается во мне. Наверное это правильно и так должно быть. Всё же, что-то в груди сжимается и болит, болит колко и сдавленно. Хватит с меня пожалуй.

@музыка: Disturbed&Korn – Forsaken

@настроение: Пусто

02:52 

Это не карцер,как в прочем, не тронный зал.
Я поражен атмосферой, что здесь царит.
Если не в силах казнить, то зачем позвал?
Чтоб посмотреть мне в глаза? Ну, так посмотри.

Я ведь мятежник везде, кроме этих стен.
Что тебе нужно? Меня отпустить? Зачем?
Мы уже больше не делим с тобой постель.
Как же твои идеалы? Законы? Честь?

Ты же стал князем. Веди же себя как князь.
Я, подчиненный, склоняюсь к твоим ногам.
Не понимаю – зачем тебе наша связь?
Это лишь повод для сплетен твоим врагам.


Мне за провинность дорога на небеса -
Кровь приливает к лицу и стучит в висках-
Если оставишь в живых, я подохну сам,
Я ведь по-прежнему буду тебя искать.

Ты не узнаешь, что проще на эшафот,
Чем без тебя волочить кандалы пут
Я эгоист… я любуюсь тобой и вот..и.
«Стража! Ведите меня. Я хочу уйти!»
(С)


00:22 

Забавно...

— А…алло, это телефон доверия?
— Слушаю вас.
— Я… понимаете, я хочу покончить жизнь самоубийством.
— От вас жена ушла?
— Как вы догадались?
— Ну вы же не первый сюда звоните.
— Д-да… да, конечно, вы правы… То есть, на самом деле, она давно ушла, четыре года уже…
— И что ж вы только сейчас надумали?
— Вы понимаете, сегодня мой день рожденья… Ну то есть был, то есть вчера – сейчас ведь уже заполночь…
— Без четверти два, если быть точным.
— Да… И вот сегодня, то есть вчера, мне исполнилось сорок лет…
— Поздравляю.
— Не с чем тут поздравлять… Я весь вечер просто просидел на кухне. У меня и гостей-то не было…
— Не звали, или не пришли?
— Да некого мне звать! Жена ушла, нового никого с тех пор… как-то не сложилось… друзей в общем-то тоже нет… с работы, что ли, кого? Как будто мне там эти рожи не опостылели… никто там, кстати, даже и не вспомнил, что у меня юбилей…
— Стало быть, с карьерой у вас тоже не сложилось.
— Да какая там карьера! Сижу там каждый день, как проклятый, с девяти до шести, а меня до сих пор воспринимают, как мальчика на побегушках! Илья, сделай то, Илья, сбегай туда… поксерь эти бумаги и отнеси Петру Егорычу… У Петра Егорыча, между прочим, для этого секретарша есть! Дура двадцатилетняя с наштукатуренной мордой… Мой начальник на четыре года моложе меня и говорит мне “ты”, а я ему – на “вы” и по отчеству…
— Ну хорошо. А что вы сделали, чтобы это изменить?
— В смысле, что сделал? Говорю же, работаю там каждый день, как…
— Это я понял. Вы приходите на работу, которую терпеть не можете – поправьте меня, если я ошибаюсь…
— Ненавижу!
— Ну еще бы. Приходите и тупо отсиживаете от сих и до сих, мечтая, чтобы день поскорее закончился. Никакой инициативы, естественно, не проявляете, планами и перспективами не интересуетесь, любое поручение воспринимаете, как наказание, а не как повод проявить себя – не говоря уже о том, чтобы выйти на начальство с собственными идеями. Творческий подход вам чужд. Так чего ж вы хотите? По-моему, отношение к вам как к работнику – вполне адекватное.
— Просто мне не повезло с работой.
— Так за чем же дело стало? На свете тысячи профессий. И миллионы рабочих мест.
— Да, но… в сорок лет как-то поздно начинать все сначала.
— Что же мешало вам подумать об этом раньше?
— Ну, я не знаю… привык как-то… надеялся, что-то еще изменится…
— Надеялись, но ничего не предпринимали. Ясно. Жена вас только поэтому бросила, или и другие причины были?
— Ну, поэтому тоже… Чего ты, говорит, добился, работаешь за гроши, повышения и то попросить не можешь… другие каждый год в тропиках отдыхают, а у нас даже дачи в Подмосковье нет… машина – старый “жигуль”, да и тот ты разбить умудрился…
— Разбили?
— Ну джип передо мной встал как вкопанный, а я что сделаю? Так и влетел ему в зад… а гаишникам что, кто сзади, тот и виновник… еле расплатился… А “жигуль” так и ржавеет битый под окнами, и не продашь его, и починить не на что, не говоря о том, чтоб новый купить…
— Четыре года?
— Почти пять уже…
— И за это время вы не только не смогли скопить денег на новую машину, но и не пытались найти более денежную работу? Да и за все предыдущие годы тоже…
— Ну, вы же знаете, в какой стране мы живем!
— Знаю. Некоторые жители этой страны к сорока годам стали миллиардерами.
— Ага, а скольких при этом убили?
— Среди кандидатов в миллиардеры или среди людей, способных заработать хотя бы на “Форд”, извиняюсь, “Фокус”?
— Ну нету у меня способностей к бизнесу… не всем дано.
— Понятно. Значит, работать под чужим началом вы не умеете, начать свое собственное дело не можете. Ну а что вам дано, в таком случае?
— В смысле?
— В прямом. Хоть какие-то таланты у вас имеются? Пусть даже коммерчески невостребованные.
— Н-ну… я не знаю…
— Может, вы стихи пишете?
— В институте писал, потом забросил…
— Прочтите что-нибудь.
— Ну, я уже не помню… ну… вот, например:
Когда гуляли с тобой
Мы под полной луной,
И полночная звезда
Глядела с неба на тебя…
— Ясно. Достаточно. Ну, про музыку и живопись я уже и не спрашиваю… Это вы будущей жене такое писали?
— Н-нет… была другая девушка, одногруппница… я, по правде сказать, тогда так и не решился с ней объясниться…
— Ясно. И ни под какой звездой вы с ней тоже не гуляли. А с будущей женой вас, очевидно, мама познакомила?
— А вот и нет! Ну то есть не совсем… тетя.
— Итак, жена бросила вас потому, что вы – тряпка и размазня без каких-либо заметных способностей, будь то в возвышенных или в практических областях. Это все, или есть еще причины? Лысина, дурной запах изо рта или от ног?
— Откуда вы…
— Опыт, Илья, опыт. Знаете, сколько таких историй я уже выслушал? Ну давайте, договаривайте уж до конца. Раз позвонили, то нечего скрытничать. Вы импотент, не так ли?
— Нет! Ну то есть не совсем… ЭТО-то я могу, а вот детей у нас никак не получалось… Доктор жене сказал – с ее стороны все в порядке…
— А вам что сказал доктор? Вы обследовались?
— Вы понимаете, я с детства ужасно боюсь ходить по врачам…
— Понимаю. Знаете, в чем ваша главная проблема, Илья?
— В чем?
— В том, что вы лузер. Классический и безнадежный.
— Кто?
— Господи, вы и английского не знаете? Loser. На русский это слово обычно переводят как “неудачник”, но это в корне неверный перевод, демонстрирующий, кстати, всю разницу между западным и российским менталитетом. “Лузер” происходит от глагола to lose – “проигрывать”. Проигравший всегда знает, что сам виноват в своем проигрыше, и окружающие это знают, и относятся соответствующе. И поэтому, кстати, западный проигравший сохраняет шанс добиться выигрыша в будущем. Но у русских не так. “Неудачник” происходит от слова “удача”. Русские во всем винят слепой случай, рок, фатум, обстоятельства, ближних, дальних, работу, природу, весь мир – но только не самих себя! И вместо того, чтобы пытаться что-то реально исправить, они будут умиляться собственной непутевостью, жрать водку и читать Достоевского!
— Я не пью водку! Ну чуть-чуть разве что… когда на работе что-нибудь отмечают и всем наливают…
— Но уж Достоевского-то любите.
— Да, люблю!
— Ну еще бы. Ведь он писал о таких, как вы. И к тому же так приятно ощущать себя интеллигентным человеком, не имея за душой никаких реальных достижений. Только видите ли в чем дело, Илья. В XIX веке вы были нужны хотя бы Достоевскому. Сейчас -– вообще никому. Абсолютно. Вы – нуль. Ничтожество. Пустое место.
— И… это говорите мне вы? Сотрудник телефона доверия? Я думал…
— Вы думали, что вас тут будут утешать и отговаривать? Вы позвонили, чтобы услышать сладкую ложь вместо правды? Странные у вас представления о доверии… Собственно, вы и врачей боитесь по той же причине. И, что самое интересное, я ведь не сказал вам ничего нового. Вы же позвонили потому, что сами поняли свою никчемность по всем статьям. Точнее, поняли вы это давно, ну а признали только тогда, когда вам стукнул сороковник. Вот, кстати, еще одна классическая глупая пошлость у таких, как вы – привязывать оценки своей жизни к круглым датам. Да какое значения имеют эти цифры, круглые лишь потому, что у нас на руках по десять пальцев? Если человек ничего из себя не представляет в возрасте тридцать девять лет одиннадцать месяцев двадцать дней – неужели надо ждать еще десять дней, чтобы признать его жизнь провальной? Неужели за эти дни что-то изменится? Вы ведь сами сказали – вам уже поздно пытаться начать жизнь заново. Не могу с этим не согласиться.
— И что же по-вашему… мне и в самом деле стоит… ну…
— Вы с этого и начали разговор, не так ли? Впрочем, нет, не так. У вас кишка тонка даже на это. Настоящие самоубийцы никому не звонят посреди ночи, даже записки редко оставляют – они просто идут и делают свое дело. А истеричные психопаты и ничтожества, неспособные обратить на себя внимание ничем иным, поднимают шум на всю округу: “Ах, смотрите, смотрите, мне плохо! Ах, жалейте, утешайте меня, не то я с собой что-то сделаю!” Только ничего вы не сделаете. Поговорив со мной, вы уляжетесь в свою одинокую постельку и до утра будете жалеть себя, а утром с больной головой опять потащитесь в ненавистный офис, чтобы делать там работу за директорскую секретаршу, которую вы ненавидите и считаете дешевой шлюхой потому, что она никогда не даст такому, как вы. Описать вам дальнейшие перспективы, Илья? Впереди у вас – ничего, кроме одинокой старости. Без семьи, без друзей, без любимого дела. Без денег, что весьма немаловажно. И без приличного здоровья, учитывая ваше отношение к медицине и отсутствие силы воли, необходимой для поддержания себя в форме. И вы все это понимаете не хуже меня. Но, тем не менее, не сделаете то единственное разумное, что еще можете сделать. Потому что вы трус.
— А вот и сделаю! Сделаю, черт бы вас побрал! И моя смерть будет на вашей совести!
— Ну разумеется, пенять на зеркало – как это умно и оригинально…
— Я уже влез на стул! Послушайте… я понял, это такая шоковая психотерапия, да? Сейчас вы скажете, что на самом деле не все так плохо? Только говорите скорее, потому что я и в самом деле стою на стуле с петлей на шее…
— Никакой психотерапии. Терапия в вашем случае бессильна. Советую проверить прочность веревки. Будет очень обидно упасть и сломать себе копчик.
— Я сделаю это! На самом деле сделаю! Считаю до трех! Раз… Ну? Два-а-а… А, будь оно все проклято! Три!
Шум падающего стула и почти сразу за ним – короткий стук ударившейся об пол трубки. Я знаю, это не инсценировка. Я плавно опускаю трубку на рычаг.
Ну да, номер моего телефона всего одной цифрой отличается от телефона доверия. И я чертовски не люблю, когда меня будят звонками по ночам.

Алый Антрацит

главная